Сергей Летов: «Мне очень нравится сегодня играть в российской провинции…»

 

Саксофонист-импровизатор Сергей Летов сегодня – один из самых востребованных российских музыкантов. Он и раньше часто ездил на гастроли, но в основном за рубеж, но за эти зимние и весенние месяцы Летов с концертами объехал, кажется, почти всю российскую провинцию.

Но музыка Летова достаточно необычна и требует от слушателя определенных навыков восприятия, поэтому такое количество приглашений, которое получает Сергей из российской глубинки, означает, что люди в провинции не только умеют слушать сложную музыку  - они  хотят слушать такую музыку и получают от этого Радость.

 

- Только в этом году, - рассказывает Сергей Летов, -  я посетил города (в порядке очередности): Железнодорожный Московской области, где в библиотеке имени Андрея Белого я читал лекцию об импровизационной музыке в советской России и дал небольшой концертик, далее – Владимир, Киров, Ухта, Сыктывкар, Екатеринбург, Омск, Новосибирск, Барнаул, Таганрог, Ростов-на-Дону, Краснодар, Воронеж, Липецк, Белгород, Санкт-Петербург, Коломна, Тольятти...

Мне очень нравится играть в провинции. Там на концерты приходят люди очень подготовленные, знающие. Отыгрываешь концерт – тебе напоминают: Сергей, а вот вы с Бликсой Баргельдом играли... а вот «Три О»… а в таком-то году вы то-то записали… То есть люди приходят не случайные, поэтому в провинции мне сейчас играть интереснее, чем в Москве.

Очень часто я играю в городах с местными музыкантами. Они занимаются экспериментами и порой нуждаются в поддержке  и совете.

Например, в Краснодаре одна молодая группа попросила: «Сергей, а вы не сыграете с нами в двух песнях? Мы исполним две песни группы «ДК»…» Ребятам осенью в армию идти, а они «ДК» исполняют…

Бывает и так, что люди, пользуясь моим именем, идут на какие-то эксперименты.  В Днепропетровске, например, устроители концерта сделали интересный маркетинговый ход: они взяли в аренду главный городской театр, стоящий в самом центре города, написали, что спектакль «только для женщин», и на афише поместили большую ванну. Пришло много дам с букетами. А организаторы устроили перформанс: в ванне был спрятан мужчина, который, вынырнув из этой ванны, на протяжении всего спектакля брился. Кроме того на протяжении всего концерта танцевала лауреатка украинского конкурса модерн-данса. А на заднем плане художница писала картину цветными мелками. Поучилось очень интересное синтетическое действо.

Очень часто людям интересно не просто слушать меня, но и наблюдать за тем, как я взаимодействую с другими музыкантами. В Белгороде пригласили музыканта из Харькова, играющего на электронных инструментах, чтобы нас столкнуть. Он играл  отделение со своими электронными духовыми, я – отделение, а в финале состоялся джем-сейшн при поддержке местных музыкантов.

Мне вообще очень нравится сотрудничать с различными музыкантами. У меня образовался очень интересный дуэт с Максимом Тряновым, гитаристом из Харькова.

С новосибирским пианистом Романом Столяром мы выступали в Екатеринбурге, теперь у нас запланирована поездка в Ростов, Таганрог, а в Новосибирске мы с ним будем выступать в конце мая.

Мы решили сделать новый проект с саксофонистом из Львова Юрием Яремчуком – это русско-украинский проект, в котором участвуют киевляне - братья Сергей и Дмитрий Радзецкие, гитара и бас-гитара, те самые, что играли вместе с «Кинг Кримсоном» и Тони Левиным. Это уже получается настоящий международный проект.

А самым неожиданным экспериментом был недавний концерт в Санкт-Петербурге, в арт-салоне Невский, 24, где я импровизировал с барабанщиком группы «Аквариум» Олегом Шарром и молодым музыкантом, играющим на терменвоксе, Владимиром Китляром.  Это был хостел, в одном из залов которого, в гостиной, устроили сеанс немого кино и живой музыки. Помещение было небольшое, поэтому получилось что-то типа квартирника. Мы озвучили аргентинский фильм «La Antenna».

Многие музыканты присылают мне свою музыку, и наше сотрудничество начинается с прослушивания музыки в Интернете.

И еще нужно сказать, что во многих провинциальных городах имеется очень приличная аппаратура. Например, в Краснодаре я играл в клубе «Рок-бар», в том самом, где выступал Deep Purple. И для знаменитых англичан этот аппарат был вполне пригодный!

 

Сергей Летов  и  новосибирский пианист Роман Столяр 

- А ребята из провинции что-то новое уже привносят в импровизационную музыку? Есть ли какие-то новые идеи, появляются ли новые течения?

- Да. Появилось много  нового, яркого, необычного. В той же Сибири очень много концептуально разнообразных подходов к музицированию. И новые технические средства используются, в частности – электронные, и новые принципы музыкальные. Например, отправляясь недавно на гастроли в Иркутск, я хотел удивить тамошних слушателей своими электронными духовыми, а местный музыкант Андрей Гедеон принес еще более интересные инструменты, каких я даже и не видел никогда. Эти инструменты для него разрабатывает фирма в нижегородской области, в городе Гдов.

- То есть это наши разработки?

- Да! Там, в нижегородской области – по чертежам и по указаниям этого иркутского музыканта - фирма изготовляет уникальные инструменты.

Интересно, что музыканты из Кемерово активно используют советский синтезатор «Поливокс». Они отремонтировали его и, выступая на нем в разных проектах, извлекают  из него совершенно неожиданные звуки.

 

Сергей Летов играет с группой Владимира Тереха 

- Существует ли сегодня какое-то направление развития у импровизационной музыки?

- Некоторые основополагающие принципы свободной импровизации зародились в Британии в начале 60-х годов, и у нас есть музыканты, которые поддерживают эту линию, например, Влад Макаров. В конце 80-х годов в это движение влилось очень много последователей Джона Кейджа. Как известно, Кейдж ездил по Европе, давал мастер-классы, причем очень часто для непрофессиональных музыкантов, и это дало импульс для их занятий музыкой, композицией, импровизацией. Особенность современного развития состоит в сочетании той старой школы, некоторым образом связанной с джазом, и современной школы, возникшей под влиянием Джона Кейджа.  Связано это с шумами, с традицией шумовой музыки, и многие современные музыканты порой отказываются называть то, что они делают, музыкой, они называют это «саунд-арт» или Не-музыка. 

Очень интересными экспериментами занимаются москвич Дмитрий Морозов, чей проект называется  VTOL, и музыкант из Ростова Эдуард Срапионов, более известный, как «Папа Срапа». Линия их творчества связана с ломанием микросхем электронных игрушек, и созданием на их основе странно звучащих инструментов. По своей эстетике и стилистике эта линия ближе к року, то есть это - свободная импровизация, базирующаяся не на джазе, а на роке: они используют  гитары, бас-гитары и самодельные электронные инструменты.

Причем эта эстетика существует тоже не только в Москве. Я недавно был в Волгограде и там выяснилось, что в городе есть ди-джеи-резиденты, которые занимаютcя IDM-музыкой, то есть Intelligent Dance Music - так называются некоторые из стилей электронной музыки, которые не вписываются в традиционные рамки. У них есть свой клуб, где они постоянно выступают, и они пригласили меня, чтобы я показал им, что такое фри-джаз и свободная импровизация. Интересно, что  большая часть публики, которая пришла на мой концерт, это преподаватели кафедры философии Волгоградского университета. Вот какие люди ходят на концерты в Волгограде!

Кстати, недавние концерты в Питере мне устраивал фонд «Подари жизнь», который помогает детям, больным онкологией. В итоге на мое выступление собралась не та публика, которая обычно ходит в ночные клубы, где главное – девочки и алкоголь, это были интеллигентные люди, в основном - научные работники искусствоведческих институтов, которые спрашивали меня: «Сергей, почему вы не любите наш город? Почему вы так редко к нам приезжаете?» Я говорю: «Нет, Петербург я люблю, но я играю на тех площадках, на которых вы не бываете». Современная музыка в столицах в значительной степени вытеснена в сферу едально-развлекательных кафе и ночных клубов, где доминируют примитивные  танцульки, выпивка и знакомство с девочками, но интеллигентная публика не ходит в ночные клубы. Где нам с ней встретиться? Получается, что у нас просто нет возможности встречаться.

Зато появился новый интересный регион, в котором проводится много мероприятий и фестивалей:  это Южная Россия и Украина, от Волгограда до Донецка и Харькова. Я побывал в Краснодарском крае. Интересно, что рок-центром  Краснодарского края является станица Брюховецкая, там издается рок-журнал и проходит фестиваль.

В Омске есть очень интересный музыкант-саксофонист Петр Стародумов, которого в местной прессе называют «наш омский Сергей Летов»! Комично звучит: «Наш омский Сергей Летов»! (Фишка здесь в том, что Сергей Летов родом из Омска – Прим. В.М.) Недавно я побывал в Омске, где играл в бывшем генерал-губрнаторском дворце, на открытии выставки гравюр Сальвадора Дали. Туда должен был приехать губернатор, и устроителей попросили, чтобы на этом мероприятии выступали не бабы в кокошниках, не ансамбль свиста и пляски, а музыканты-импровизаторы. Вот они и пригласили меня и Стародумова поиграть и поимпровизировать на двух саксофонах.

Много интересных музыкантов работает в Екатеринбурге. Причем по количеству музыкантов-импровизаторов Екатеринбург даже опережает столицы. У них там очень яркая своя жизнь…

Очень хороший клуб в Барнауле. Там администратором работает Евгений Колбышев, в прошлом – директор группы «Аквариум», и у него все прекрасно организовано…

И вот что еще интересно: в провинции среди людей, которые занимаются импровизационной музыкой, очень много молодежи.

 

Сергей Летов в Воронеже (фото из журнала "Ну надо же!") 

- Если тебя так часто приглашают, это означает, что  провинция сейчас готова импровизировать, причем, видимо, не только в музыке, но и вообще радикально менять жизнь?

- Да, там много инициативных людей, и уже образуются некоторые импровизационные сообщества. Наиболее организованным в этом плане мне показался город Кемерово. Это -  весьма благоустроенный город и - уж абсолютно точно – самый чистый из всех городов, в которых я побывал. И вообще Кемеровская область «рулит»: там хорошо развитая промышленность, хорошее автобусное сообщение, хорошие дороги. Местное правительство выделяет гранты импровизаторам и вообще поддерживает искусство. Мое выступление там состоялось в университетском театре. А университет в Кемерово находится на главной площади города! Кстати, так устроено во многих русских городах. Например, в Вятке университет тоже находится на главной площади. Они рассматривают молодежь, как наше будущее, потому и университет находится не где-то на периферии, а в самом центре города: администрация смотрит лицом на университет. И в результате в разных городах появились уже не только одиночки, но и целые импровизационные коллективы.

 И во всех городах большой интерес к импровизаторам проявляет местное телевидение, радио и другие средства массовой информации. Практически каждый мой  концерт там заканчивается либо телевизионным интервью, либо статьей в газете. Это показатель того, что местные властные элиты начинают проявлять интерес к современному искусству, они материально поддерживают и артистов, и клубы.

Появилось много энтузиастов, которые хотят знакомить  население своего города с достижениями искусства, не все носит коммерческий характер, иногда они делают концерты себе в убыток, зато они проводят яркое и интересное мероприятие.

Я думаю, это связано с тем, что роль Москвы и вообще роль столиц постепенно падает. Сибирь и Урал уже в значительной степени живут сами по себе.

 

Сергей Летов в Вятском государственном университете читает лекцию о московском концептуализме

 

 - То есть в провинции что-то происходит, жизнь там бурлит, а Москва стала… скучной. Провинция отдаляется от столицы, потому что Москва пропагандирует попсу, а в провинции это никому не надо, ибо там другая жизнь.

- У меня создалось такое впечатление, что Центр сейчас не выполняет свою главную функцию, он перестал объединять, он является чем-то типа государства в государстве, потому что ни интересами, ни заботами, ни проблемами, ни своим  отношением к музыке и к жизни вообще он не связан  с остальной Россией. Это как бы отдельная, можно сказать, иноземная территория, которая озабочена какими-то скорее европейскими проблемами.

Кроме того Москва сегодня задавлена арт-пропагандой, поэтому в Москве и появляются такие явлении как «Pussy Riot», которые не умеют ни петь, ни играть, а являются только провокацией хамского плана.

А вот в провинции возникает и пользуется интересом что-то другое, и это очень показательно. Поэтому мне, честно говоря, не очень интересно играть в Москве, и я выступаю в Москве не часто. Намного реже, чем за ее пределами. А вот съездить в другие регионы мне очень интересно…

 

 

Владимир Марочкин, специально для сайта "Горзвук"